Где взять антитела на рынке проблемных долгов?

Как будет меняться рынок NPL в 2021 году, и почему одним из его драйверов станет продажа кредитных портфелей госбанков.

IMG 8059 scaled

Андрей Волков, банкир, финансист, основатель и партнер группы компаний Investohills.

Рынок проблемных долгов на пороге изменений. И 2021 год окажется для него в какой-то степени переломным. Основным драйвером этого рынка последние три года был Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ), который распродавал активы банков-банкротов. Тем не менее, большую часть таких активов фонд уже реализовал. По данным KPMG, общий объем неработающих (проблемных) кредитов (NPL) в Украине составляет приблизительно 27,9 млрд. долл. Из этого объема в ФГВФЛ осталось лишь 28%, или около 7,8 млрд. долл.

В то же время, приличный объем таких долгов сконцентрирован в государственных банках. Это ПриватБанк, в котором больше всего “плохих” кредитов, более 70%, Ощадбанк, Укрэксимбанк, Укргазбанк. По данным Национального банка, доля NPL в портфелях госбанков к концу 2020 года составляла около 57%. Это порядка 11 млрд. долл. При этом план работы с проблемной задолженностью, который еще летом прошлого года одобрил Совет по финансовой стабильности НБУ, предусматривает сокращение портфеля NPL у госбанков на 305 млрд. грн. в течение трех лет.

Кроме того, на 2021 год запланирован запуск приватизации государственных банков. Первым пойдет на приватизацию Укргазбанк. Он уже подписал с Международной финансовой корпорацией (IFC) соглашение о привлечении кредита на 30 млн. евро, в обмен на который IFC получит право стать собственником 20% акций банка. Следующий на очереди – Ощадбанк. В него тоже должны привлечь частных собственников в текущем году.

Все это станет катализатором более активной “расчистки” кредитных портфелей госбанков. Тем более, что нормативно-правовая база для этого есть. В апреле 2020 года Кабинет Министров внес изменения в порядок управления неработающими кредитами государственными банками, предусмотрев для них возможность реализовывать NPL с дисконтом. Это важный шаг, поскольку государственные финучреждения в основном списывали “плохие” кредиты за счет резервов. Никто из них кейсы не продавал в принципе.

Важная особенность кредитных портфелей госбанков в том, что они более качественные, “живые”. Это означает, что они будут дороже и попадут на рынок с меньшим дисконтом. С другой стороны, при взыскании таких долгов будет меньше рисков, и они окажутся привлекательными прежде всего для крупных игроков, таких как мы.

Причем, если сейчас мы больше заняты борьбой с мошенниками и поиском действенных инструментов взыскания с недобросовестных заемщиков, в случае с госбанками, я предполагаю, у нас будет более продуктивное и конструктивное сотрудничество. Это рефинансирование, конвертация долгов в капитал, поиск партнеров и привлечение инвесторов в респектабельный бизнес. В такие кейсы, в том числе, будет заходить и наш инвестфонд “Інвестохіллс Хеліантус”, в который мы привлекли стратегических институциональных инвесторов, готовых вложить в приобретение проблемных активов порядка 100 млн. долл.

По сути, это та же работа с проблемной задолженностью, но немного в ином формате. Это то, что мы делали после кризиса 2008-2009 годов вплоть до 2014 года: привлекали инвесторов, проводили реструктуризацию долговых портфелей, искали новых кредиторов.

Также я прогнозирую, что в 2021 году станет больше кейсов, связанных с приватизацией. С одной стороны, это вроде бы и не долги. Но с другой, это тоже проблемные активы. Например, продает Фонд госимущества госпредприятие, которое давно в убытках и находится на грани банкротства. В то же время, у него все равно есть какие-то активы, которые могут быть интересны для инвесторов. Так что, эта ниша однозначно перспективная.

Появятся на рынке проблемные активы, связанные с сельским хозяйством. Это отголоски нескольких серьезных банкротств на рынке АПК, которые произошли в 2020 году, в том числе среди трейдеров, замешанных в схемах мошенничества (как пример, скандал вокруг компании Spike Trade, несколько схем мошенничества с зерном в котором пострадали крупные международные трейдеры CHS, Bunge и другие).

Также не исключаю, что начнет зарождаться рынок долгов за коммунальные услуги, причем не только физ., но и юрлиц. Такие долги, в первую очередь, будут продавать предприятия, которые эти услуги предоставляют, а также Нафтогаз, ДТЭК и другие крупные игроки. Ведь там огромные суммы задолженности, на десятки миллиардов. Но многие годы эту проблему никто не решает. Хотя сфере коммунальных услуг просто нужно более жесткое регулирование (не Урегулирование!), нужно раскрутить клубок взаимных неплатежей выводя с рынка неплатежеспособных должников и посредников. Например, как в свое время поступил НБУ с тем, чтобы очистить банковский сектор от должников, которые набрали долгов, но при этом затягивают процедуры взыскания для того, чтобы любой ценой не вернуть кредитору деньги. И, как мы видим, на банковском рынке ситуация с NPL медленно, но верно улучшается.