Меморандум с МВФ. Реально ли запретить собственникам банков-банкротов участвовать в приватизации?

Колонка основателя и управляющего партнера группы компаний “Инвестохиллс” Андрея Волкова НВ.Бизнес.

Украина пообещала МВФ запретить собственникам банков-банкротов участвовать в приватизации. Механизмов выполнения этого обещания пока нет.

В конце ноября по результатам завершения пересмотра программы stand-by для Украины, Международный валютный фонд обнародовал текст Меморандума об экономической и финансовой политике. Выполнение положений документа позволит Украине получить от МВФ $2,2 млрд, необходимых для обеспечения макроэкономической стабильности. Среди прочих пунктов, артикулирующих политику Украины в финансовом секторе, в Меморандуме озвучен и запрет бывшим собственникам лопнувших банков участвовать в госзакупках и приватизации. Мера распространяется на связанные с банками-банкротами контролирующие лица и субъекты хозяйствования и будет применяться при наличии юридически подтвержденных долгов перед Фондом гарантирования вкладов физических лиц.

Кроме того, в Меморандуме отмечается, что Украина обязуется усилить работу по возврату активов бывшими собственниками и связанными сторонами обанкротившихся банков.

Осталось ответить на вопрос: насколько реально выполнить это требования МВФ и что для этого нужно?

Что потребуется

Среди законодательных решений и алгоритмов, с помощью которых Украина сможет выполнить взятые перед МВФ обязательства, есть такие, которые буквально «лежат на поверхности». Так, весной этого года Верховная Рада разблокировала так называемую «большую приватизацию» на аукционах, которые проводятся по принципу повышения цены. При этом Закон «О приватизации государственного и коммунального имущества» в целом позволяет бывшим владельцам и руководителям обанкротившихся банков и бизнесов покупать новые предприятия (хотя и содержит некоторые ограничения в отношении лиц, которые не могут быть покупателями). Для того, чтобы прекратить эту практику (и во исполнения Меморандума) необходимо, как минимум, в Законе «О приватизации» закрепить основные требования к деловой репутации и имущественному состоянию потенциальных покупателей объектов большой приватизации. В свою очередь, Фонд госимущества Украины должен получить право такие требования детализировать и применять.

Но нужно понимать, что для реализации подобных законодательных ограничений необходимо отстроить сложную многоступенчатую процедуру проверки источника происхождения средств — и законодательную, и операционную. Другой механизм, запрещающий бывшим собственникам лопнувших банков участвовать в приватизации, работать просто не будет.

Что уже работает

Удачный пример применения подобной процедуры в Украине уже есть. В частности, бывшие владельцы банков-банкротов больше не имеют возможности открывать новые банки. Им не дает этого сделать одна-единственная институция — Национальный банк Украины.

В соответствии с Законом «О банках и банковской деятельности», при покупке физическим или юридическим лицом доли в банке НБУ проверяет их деловую репутацию и финансовое (имущественное) состояние. Требования к репутации и финансовому состоянию потенциальных владельцев банков детализируются в Положении о лицензировании банков, которое утверждает регулятор.

Например, факт владения акциями или работа в органах управления банка в течение последнего года до признания его неплатежеспособным и/или лишения банка лицензии будет основанием признать деловую репутацию лица небезупречной и отказать в приобретении доли в банке.

Недостаточно просто сменить людей в руководстве или уволить простых исполнителей. Нужна серьезная институциональная реформа соответствующих органов и серьезные изменения в законодательной базе

В свою очередь, требования к финансовому состоянию предполагают не только обязанность доказать наличие средств на покупку доли, но также и наличие дополнительных финансовых ресурсов (пропорционально части в регулятивном капитале), которые могут понадобиться для поддержания деятельности банка, а также источники происхождения всех указанных средств. Такая система позволяет не допустить «банкиров», которые незаконно обогатились на развале одного банка, к владению новым.

Нужно отдать должное, система НБУ работает достаточно эффективно. И в первую очередь, благодаря тому, что Нацбанк — хорошо организованная структура, которая контролирует этот вопрос и занимает принципиальную позицию в отношении владельцев обанкротившихся банков.

Что совсем не работает

Но политика НБУ среди госорганов — скорее крепкое исключение, чем правило. Например, выкуп должниками (юридическим или физическим лицом) собственных долгов у ФГВФЛ также запрещен законодательством. Тем не менее, этот запрет никого никаким образом не останавливает: огромное количество должников — от мелких до крупных, через подставных лиц или посредников совершенно спокойно выкупают свои долги в любых объемах. К примеру, СМИ неоднократно освещали ситуацию вокруг активов некоторых олигархов, публиковали перечень аффилированных с ними компаний, сообщали о том, что такие компании участвуют в торгах по их активам и благополучно их выкупают. Иными словами, граждане информируются, противозаконные действия порицаются общественностью, даже суды идут, но при этом ничего не происходит.

С подобными проблемами, кстати, Украина может столкнуться и при реализации недавно принятого Закона об олигархах. Ведь уже сейчас бизнесы олигархов, которые находятся в санкционных списках СНБО, функционируют без каких-либо сложностей или ограничений.

Что касается обязательств Украины усилить работу по возвращению активов, то они вызывают некоторое недоумение. Особенно обещание создать комплексный стратегический документ и план действий до конца февраля 2022 года. Хочу напомнить, что в нашей стране уже есть два органа, которые не первый год работают над возвращением активов — это ФГВФЛ и специальное Национальное агентство Украины по вопросам выявления, розыска и управления активами, полученными от коррупционных и других преступлений. Что же им помешало приложить дополнительные усилия или как минимум разработать план действий до составления Меморандума с МВФ?

Возможно, проблема в отсутствии необходимого опыта и компетенций? Или дело в коррупционной составляющей? Но ведь очевидно, что куда большую эффективность могли бы продемонстрировать частные компании, которые специализируются на розыске активов (с правом судиться от имени государства Украина и делить с государством полученные доходы). Потому что, как показывает практика, если возвращением активов начинают заниматься госструктуры, то в качестве результата Украина получает зря потраченные бюджетные деньги и расцвет коррупции. При этом недостаточно просто сменить людей в руководстве этих структур или уволить простых исполнителей. Нужна серьезная институциональная реформа соответствующих органов и серьезные изменения в законодательной базе. В противном случае проблемы с экс-владельцами обанкротившихся банков Украина так и не сможет решить.