Судебный кризис на рынке проблемной задолженности

Колонка Кристины Янив, главного юрисконсульта управления правового сопровождения проектов ООО «ФК «Инвестохиллс Веста», которое входит в группу компаний «Инвестохиллс», сайту Ассоциации финансовых институций (АФИ).

В последние годы рынок NPL в Украине показывал устойчивый рост. Так, в 2020 году на рынке проблемной задолженности произошло 45 тысяч сделок на 85 млрд грн, что на 46% больше, чем в 2019 году. В первом полугодии 2021 года уже зафиксировано 30 тысяч договоров на 30 млрд грн. Большая часть этих соглашений была заключена по инициативе Фонда гарантирования вкладов физических лиц (далее – Фонд), который является монополистом по продаже проблемной задолженности в Украине.

На официальном веб-ресурсе Фонда определено, что миссия Фонда – гарантирование вкладов, защита прав кредиторов, повышение финансовой осведомленности для обеспечения доверия финансовой системе и благосостояния общества.

Визия Фонда – быть открытым, инновационным и надежным партнером, который предотвращает финансовые потери и формирует мировые стандарты в сфере гарантирования вкладов.

Действующим законодательством по регулированию системы гарантирования вкладов определено, что Фонд является учреждением, выполняющим специальные функции в сфере гарантирования вкладов физических лиц и вывода неплатежеспособных банков с рынка, а также ликвидации банков в случаях, установленных Законом Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» (далее – Закон).

Активы банка, реализуемые в ликвидационной процедуре, – это любое недвижимое и движимое имущество, средства, имущественные права и т.д. А один из способов их реализации – открытые торги (аукционы).

Законом определено, что после утверждения исполнительной дирекцией Фонда результатов инвентаризации имущества банка и формирования ликвидационной массы Фонд начинает предпродажную подготовку и реализацию имущества банка в порядке, определенном настоящим Законом и нормативно правовыми актами Фонда, по наивысшей стоимости в кратчайшие сроки (ч. 2 ст. 51 Закона).

При этом Фонд утверждает способы, порядок, состав и условия отчуждения имущества банка, включенного в ликвидационную массу, а в случае необходимости организует консолидированную продажу имущества нескольких банков, одновременно находящихся в процедуре ликвидации (ч. 3 ст. 51 Закона).

Денежные средства, полученные в результате ликвидации и реализации имущества банка, направляются согласно очередности, определенной ч. 1 ст. 52 Закона, в том числе на компенсацию расходов Фонда по выплате гарантированной суммы возмещения вкладчикам неплатежеспособного банка, а также на удовлетворение требований вкладчиков – физических лиц в части, превышающей сумму гарантированного возмещения. Следовательно, поступления, полученные в результате продажи имущества неплатежеспособного банка в ликвидационной процедуре, являются одним из основных источников средств для выплат пострадавшим вкладчикам обанкротившихся банков.

Хотя постановлением от 16.03.2021 по делу № 906/1174/18 Большая Палата Верховного Суда подтвердила право любого лица на выкуп проблемной задолженности неплатежеспособного банка, основным покупателем активов неплатежеспособных банков остаются профессиональные участники финансового рынка – финансовые компании.

Однако рынок активов неплатежеспособных банков на сегодняшний день все больше теряет свою привлекательность как для украинских финансовых компаний, так и для инвесторов. Падение интереса связано с последней тенденцией признания в судебном порядке электронных торгов по продаже активов неплатежеспособных банков и договоров, заключенных по результатам таких торгов, – недействительными.

Благодаря последним тенденциям в судебной практике должники, не являясь сторонами договоров или участниками торгов, получили право обжаловать торги и договоры купли-продажи банковских активов. Важно отметить, что истцы по таким делам, как правило, так или иначе связаны или подконтрольны менеджменту или владельцам неплатежеспособных банков.

При этом при рассмотрении соответствующих споров судами полностью нивелируется исследование вопроса нарушений установленных законодательством правил проведения торгов, которые являются исключительными основаниями для признания публичных торгов недействительными. Также в этих решениях вызывает сомнения аргументация по поводу наличия нарушенного права истцов.

Для примера можно обратиться к ряду судебных дел, по которым Верховным Судом уже вынесены окончательные решения. Так, по делам №904/6248/19, №904/5976/19, №904/43/20, №910/8644/20, №910/9351/20, №910/11177/20, №910/8680 /20 об обжаловании электронных торгов и их результатах, где истцами являются недобросовестные заемщики и связанные с топ-менеджментом или номинальными владельцами неплатежеспособных банков, суды удовлетворяли иски. В то же время из анализа соответствующих решений усматривается пренебрежение нормами действующего законодательства, в том числе ГК, ХПК и ЗУ «О системе гарантирования вкладов физических лиц», а также отсутствие надлежащего исследования фактических обстоятельств дела, в частности, наличие нарушений порядка проведения электронных торгов, установление нарушенного права и надлежащего способа защиты возможных нарушенных прав путём признания недействительными договоров, заключенных по результатам электронных торгов.

Указанные решения Верховного Суда о признании недействительными электронных торгов и договоров уступки права требования неплатежеспособных банков создают опасную основу для изменения судебной практики, а также ставят под большое сомнение не только действия государства в лице ФГВФЛ, реализовавшего актив банка на открытом аукционе и удовлетворившего требования кредиторов, но и законность и эффективность системы гарантирования вкладов в целом.

Важно отметить, что в отдельных случаях суды на сегодняшний день продолжают следовать предыдущей судебной практике, исследуя и устанавливая все обстоятельства дела с целью выявления правомерных оснований для признания электронных торгов недействительными. Например, по делам №910/5251/20, №916/2562/19, №910/16825/20, №904/5480/19, при обжаловании тех же электронных торгов по продаже активов неплатежеспособных банков, суды отказывали в удовлетворении исков, обосновывая свои решения отсутствием нарушений как процедуры проведения торгов, так и прав истца.

Подход, использованный в указанных делах, позволял исключить необоснованное обжалование торгов лицами, не принимавшими участия в торгах, лицами, связанными с бывшим менеджментом банка, защищавшим как инвесторов, покупающих проблемную задолженность, так и кредиторов, и вкладчиков неплатежеспособного банка, которые могут получить удовлетворение своих требований за счет поступлений по результатам торгов, а также систему гарантирования вкладов в целом.

Обозначенное выше изменение судебной практики в пользу недобросовестных должников позволяет любому лицу обратиться в суд с иском об обжаловании результатов торгов и признании их недействительными во избежание ответственности по собственным обязательствам. Это, в свою очередь, не только критически уменьшает привлекательность рынка проблемной задолженности для финансовых компаний и инвесторов, но и подрывает систему государственных гарантий и вызывает еще большее недоверие к банковскому сектору и судебной системе.

Чем спровоцировано такое резкое и необоснованное изменение судебной практики не понятно, однако она уже вносит свои коррективы в реализацию Фондом активов неплатежеспособных банков. За последний год, с появлением соответствующей негативной судебной практики, все реже Фонд успешно осуществляет продажу имущества, а значит все меньше поступают средства на счета неплатежеспособных банков, что подтверждается данными пресс-релизов, опубликованных Фондом:

Период времени Май 2021 года Июнь 2021 года Сентябрь 2021 года Октябрь 2021 года
Средства, поступившие исключительно от продажи активов на электронных аукционах 996 млн грн 894 млн грн 427,7 млн ​​грн 145,4 млн грн

 

По нашему убеждению, указанная тревожная тенденция в судебной практике не только негативно влияет на цену активов неплатежеспособных банков и уменьшает поступления от их продаж, которые направляются на расчеты с кредиторами и вкладчиками, а также подрывают доверие к рынку проблемных активов в целом и ставят под угрозу его дальнейшее развитие и существование.